01:29 

Ход 61. Тампль - Сорбонна. 26 октября 1307 года.

А й д и
Со всех сторон взирает пропасть, но повторяю неотступно: "Над пропастью построю крепость и будет крепость неприступна" (С)
Тяжелая дверь открылась со скрипом. В проеме показался стражник. Еще двое стояли в коридоре за ним.
-Мессир де Монфор! Вставайте.

Де Монфор с трудом поднялся со своего "ложа" и шатаясь прошел к дверям. Ему казалось, что этот путь занял у него целую вечность.

Стражник посторонился, пропуская рыцаря. В коридоре они окружили его. Один впереди, двое сзади. Справа и слева над плечами нависли пики. Конвой вел де Монфора по бесконечным коридорам, поднимаясь вверх. Солдаты были на удивление терпеливы, не подгоняя измученного пленника. Наконец его вывели в залитый утренним солнцем двор. Полно стражи, несколько телег для арестованных и сбившаяся в кучку в окружении пик группа высших сановников Ордена. Изодраный одежды, на многие годы постаревшие лица, согбенные, униженые. В цепях и колодках.

Он знал здесь многих. Кого-то в лицо, а кого-то - и не только.Солнце, такое редкое в это время года и такое непривычное после почти двух недель заключения, било в глаза. От свежего воздуха голова шла кругом, но прежде чем их усадили на телеги, он успел переброситься с некоторыми из братьев парой слов, чтобы узнать, куда их везут.

Стража перестраивалась. Две шеренги по бокам от телег. Часть впереди, часть сзади. Прежде чем стоявшие у ворот начали поднимать решетку, место в голове отряда занял невысокий человек на рыжем жеребце. Он повернул голову, осматривая телеги и свое войско. При виде Монфора лицо исказила злораднейшая ухмылка. Но Люсон (а это был он) тут же отвернулся и сделал морду кирпичом. По взмаху его руки решетку подняли, ворота открыли и печальный караван тронулся в путь. Их везли извилистыми улицами. Стражники держали пики наперевес, отпихивая простой люд, собравшийся взглянуть на еретиков.

"Какие люди...." - пробурчал себе под нос де Монфор, криво улыбнувшись. - "Верно говорят, что дерьмо не тонет". Телеги медленно тянулись по улицам Парижа. "Интересно, что они думают о нас?" - размышлял командор, глядя в лица любопытствующих парижан.

Ответ на последний вопрос был неутешителен. Выкрики из толпы вряд ли кому-либо пришлись по сердцу:
-Еретики!
-Прижали уши-то!
-Ростовщик!
-Что? Нонче вы не слишком веселы, да?

Стражники сомкнули строй плотнее. Впереди послышалась злая команда:
-Дорогу слугам Его Величества! Дорогу!
-Сомкнуть строй! - зарычал один из стражников - постарше и с мечом вместо пики.

Острия взметнулись вверх. Люди почти исчезли за серыми и коричневыми доспехами лучников. Лес копий, остроконечные шлемы. Грохот сапог, крики толпы, скрип колес. И узкая полоска голубого неба над ущельем улицы.

- Что-то чернь нынче разговорчива стала, - негромко бросил командор одному из сидящих рядом рыцарей и добавил криво ухмыльнувшись и глядя уже в сторону толпы. - Давно видно плетей не пробовали....

Змея стражи поворачивала. Пахнуло сыростью. Меж фигурами лучников показалась серо-стальная лента. Конвой вышел к Сене. Здесь было меньше черни и солдаты зашагали быстрее, а повозки заскрипели повеселей. Тряска становилась немилосердной. Впереди поднимались в небо шпили Сорбонны - знаменитого собрания ученых мужей, университета Парижа.
Колонна всходила на длинный мост. Люсон снова обернулся назад. На сей раз ему было явно не до злорадства. Казалось чем ближе конечная цель путешествия, тем больше он беспокоится. Под колесами телег глухо забормотали доски настила.

Де Монфор стиснул зубы. Дорога была такая, что каждый ухаб отдавался болью во всем теле. "А ведь еще с этими умниками разговаривать..." - подумал он. Вот уж кого бы он с удовольствием перевешал, будь его воля.

Колонна пересекла мост, повернула и вскоре втянулась в широкий двор Сорбонны. Стражники окружили телеги широким кольцом. Часть из них - человек двадцать - стащила рыцарей наземь и выстроила в ряд. Люсон подъехал к строю несчастных и спешился.
-Мессиры! - довольно бодро объявил он. - Наш добрый король велел снять с вас цепи, дабы не причинять излишних мучений пока святые отцы будут разбирать ваши деяния и вопрошать вас. - Рука лучника бездумно поглаживала коня по шее. - Вас сейчас же раскуют и проводят.. - кивок на высокую лестницу позади лучников. - Эй! Кузнецы!
От дальней телеги отделились четверо дюжих молодцов. Двое тащили низкую переносную наковальню. Люсон обвел взглядом рыцарей, постаравшись не встречаться взглядом с де Монфором.
-Не пытайтесь бежать, мессиры. Один из вас уже прочуял на своей благородной шкуре как стреляют мои люди. Я надеюсь на ваше благоразумие и то смирение, которое вы столь усердно проповедовали. - Улыбка до ушей - Очень надеюсь.

Кузнецы меж тем поставили наковальню и принялись за дело. Каждого рыцаря подводили к ним, кузнецы деловито сбивали колодки. Звон молотов смешивался с приглушенными стонами - удары больно отдавались в израненых телах. Раскованных отводили в сторону и строили в ряд по другую сторону - напротив. Люсон прохаживался меж этими несчастными, ведя коня в поводу.


Когда с него сбили кандалы, свободные руки показались командору какими-то чужими. Поморщившись, он бросил сквозь зубы в сторону проходившего мимо Люсона:
- А стрелки у нашего короля никудышные. В коня и то попасть не могут, не то что в седока. - он прекрасно знал, что тогда на северной заставе лучники именно в коня и целились, но не мог не задеть бывшего сержанта.

Люсон остановился напротив Монфора и очень приятно улыбнулся. Так улыбается легавая при виде зайца.
-Желаете попробовать, мессир? Боюсь тогда вам долго не лежать на спине. - Голову набок, в глазах веселость. - И не сидеть. Впрочем, как я слыхал, по ночам ваша братия лежала в основном на животе. Или на чужой спине!
Лейтенант отпустил повод и стоит перед Монфором. Шагах в пяти. Ухмыляется.

Де Монфор вскинулся было чтобы сбить спесь с зарвавшегося лейтенанта, но тут чья-то рука легла на его плечо:
- Остыньте, брат Гийом. Не стоит обращать внимание на всяких смердов.
Это был Тьери де Вайен. Командор знал его еще по Акре.

Шарль демонстративно сплюнул сквозь зубы. Плевок упал прямо под ноги соседа де Монфора. Лейтенант обернулся, посмотреть сколько еще будут возиться кузнецы. Оставалось всего человек пять. Конь лучника переступил передними ногами. Люсон вновь повернул лицо к де Монфору. Только теперь он не улыбается. Скорей презрительно сочуствует.
-Вы зря столь пренебрежительно относитесь к простолюдинам. Если бы не один из них, вы бы сейчас предавались порокам и купались в золоте. Но вы здесь. Грязные, оборваные, избитые. Вы! - Взгляд на де Вйена - Вы, благородный мессир, ведаете, что от вас воняет, хуже чем от козла? Да пусти вас сейчас на все четыре стороны - вы ничем не будете отличаться от нищих в грязных канавах. - и уже спокойнее добавил. - С гербом и золотом любой дурак будет благородным. Вы бы попробовали на моем месте.


- Пробовал в местах и похуже, - сквозь зубы процедил де Вайен. - С гербом или без - это не меняет сути дела.

Люсон махнул рукой и пошел вдоль строя. Лейтенант вздернул обе руки и махнул лучникам. Это был знак, по которому круг распался, а солдаты вытянулися в два ряда до самого крыльца. На верхней площадке показались несколько монахов и ученых мужей в темных одеждах. Лошади лейтенанта видимо надоело ходить за хозяином и она стояла на месте, перетаптываясь по земле.


Двор начал заполняться. Сюда пришли, кажется, все школяры Парижа. Они текли в ворота и быстро заполонили двор, оставив лишь узкую дорогу к воротам. Слышались шутки, пьяные смешки. Звонкие голоса. Обычные разговоры любопытных, бесшабашных, юных. Несколько важных профессоров держались с краю на лестнице. Центр ее по-прежнему оставался за служителями церкви.

Де Вайен незаметно толкнул командора.
- Сейчас или никогда, брат, - раздался его шепот. Де Монфор понимающе кивнул. В следующее мгновение ближайший стражник упал, сбитый подножкой де Вайена. Упал он, впрочем, скорее от неожиданности, чем от удара. Командор не раздумывая последовал примеру собрата по ордену.

Люсон обернулся на грохот.
-Держи их! - заорал побагровевший лейтенант, хватаясь за эфес. Ряды лучников поломались. несколько человек бросились к двум рыцарям, другие угрожающе наставили острия пик на прочих пленников. В толпе студентов загоготали.

Но командора привлекло отнюдь не ржание юных лоботрясов, а ржание той самой лошади лейтенанта Люсона. То как ему удалось добраться до нее и взобраться (а иначе и не скажешь) в седло казалось совершенно невероятным. За это время их с де Вайеном могли раз 10 достать пиками, уже не говоря об арбалетах. Забравшись наконец в седло , он помог Тьерри устроиться на крупе и ударив ногами в бока коня, направил того к воротам.

-Стреляйте - взвыл Люсон. - Стреляйте, черт вас возьми! - Пики попадали наземь, несколько человек вскинули луки. Стрелы свистнули в воздухе. Трое промазали и смертоносные жала попали в толпу студентов откуда раздались проклятия и крики, полные боли и отчаяния. Но сержант Трюффо попал. Стрела вонзилась в шею де Вайена. Шевалье вздрогнул всем телом, раскинул руки и упал с лошади наземь. Еще десяток стрел удачно улетели в стену. Но де Монфор уже скрылся за невысокой оградой.
-Андрэ! - зарычал Люсон. - тревогу! Покуда не отзовутся! Трюффо! За ним! Тенье! Остальных - туда! - рука указала на вход в университет. - Глаз не спускать!!!

Люсон задыхался. Пленник уходил. Конь - сам выбирал - был и правда отличный. Мажут его люди, мажут, сукины дети. Ну сейчас, сейчас.... Вон отозвался рог в городе. Вон второй. Уходит! Сейчас на мост и.. Люсон вырвал арбалет у ближайшего солдата:
-Кривые рожи!
Лейтенант вскинул оружие, припав на колено. Повел острие стрелы вслед за поворачивающим на мост всадником. Солдатам хватило ума остановиться или перебежать на другую сторону дороги. Шарль выставил тонкую черную линию чуть впереди припавшей к холке коня головы и нажал на спуск. Какую песню спел ты, железный тяжелый болт? Звонкую песню смерти. Рыцарь полетел с коня, с тяжким грохотом падая на дощатый настил. Перепуганое животное умчалось в мешанину улочек. Эх, пропала коняга!

Стук конских копыт. Шум погони за спиной. Кровь стучит в висках. Вот и мост через Сену. СтОит его пересечь и .... Внезапная боль где-то между ребер. Небо над головой накренилось и перевернулось. Командор вылетел из седла, упав на доски настила. "А ведь умеют стрелять..." - усмехнулся он запекшимися губами. Это были последние его слова.

Подбежавшие солдаты стояли над телом командора. Грубо расталкивая их к мертвому протиснулся Люсон.
-Учитесь, покуда я жив! - рявкнул лейтенант. - Подогнать повозку! Тела обоих на нее. Пока пусть лежат. На! - он сунул в руки арбалетчику его оружие. - Стрелок!
Шарль повернулся и пошел обратно к Сорбонне. Возле трупа остались трое, отгоняющие любопытных. Через непродолжительное время мертвый рыцарь вновь оказался во дворе университета. Оба убитых лежали в повозке, невидяще глядя в небо. Лейтенант некоторое время бродил по двору, затем поднялся по ступеням и исчез в здании. А еще через полчаса расторопный солдат направлялся в мессиру де Парейлю со срочным письменным донесением.

   

главная