• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Angerran (список заголовков)
23:06 

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Vox in Excelso
Булла Папы Римскогоо роспуске ордена Тамплиеров

Клемент, раб рабов Божих, для постоянного отчета. Слышал я жалобы и горький плач, которые становились все сильнее и произошло так же как и когда Бог говорил через его пророка: Этот дом пробудил мой гнев и отринул его от Себя из-за зла его сыновей, поскольку они повернулись ко Мне спиной, а не лицом, и воздвигли идолов в доме, что освящен Моим именем. Они построили храмы Баала, чтобы посвящать своих сыновей идолам и демонам. Они грешили как в дни Содома и Гоморы. Когда я узрел эти деяния, в страхе перед таким скандалом - поскольку, кто слышал о таком позоре? Кто видел подобное? - я падал в ужасе когда слушал это, мне было страшно когда я видел это, моя душа стала озлобленной и тьма сокрушила меня. Услыште голос людей из города! Голос из храма! Голос Бога, карающего его врагов. Выбросьте их из вашего дома и позвольте их корням высохнуть; пусть их поля не приносят плодов и шипы покрывают их путь.

Немалый грех на этом доме - жертвовали они сыновьями своими, посвящая их демонам, а не Богу и богам, которых они не знали. Поэтому этот дом будет проклят и необитаем, брошен в геену огненную и приравнен к пыли, оставлен, недоступен, отвергнут гневом Бога. Бога не выбирал людей из-за места, но место из-за людей, поэтому как Бог сказал Соломону, когда он построил храм для него, Соломону, кто был заполнен мудростью подобно реке: Но если ваши сыновья отрекаются от меня и воздвигают странных богов и поклоняются им, то я отброшу их от меня и из земли, которую я дал им; и из храма, который освящен моим именем, я приведет из моего вида и это станет уроком для всех народов. Каждый узнавший об этом, будет говорить: Почему Бог сделал это с ними? и сам себе отвечать: Поскольку они оставили Бога, Бога, который искупил их грехи ценой крови Своей и поклонялись Баалу и другим богам. Поэтому Бог покарал их.

Действительно немного, в то время как назад, относительно времени нашего выбора, поскольку высший римский папа прежде, чем мы прибыли в Лион для нашей коронации, и впоследствии, и туда и в другом месте, мы получил секретные намеки против магистра, прецептора и других членов ордена рыцарей тамплиеров Иерусалима и также против ордена непосредственно. Эти люди были отправлены в Святую землю для защиты наследства нашего повелителя Иисуса Христа и эти воины католической веры несли главное бремя защиты Святой Земли. По этой причине, святая Римская церковь удостоила их орден своей высокой поддержкой, вооружила их крестным знамением против врагов Христа, оплатили им самую высокую дань уважения и усилила их различными свободами и привилегиями. Поэтому это было против Иисуса то, что они упали в грех нечестивой измены, отвратительный недостаток идолопоклонства, смертельное преступление содомии и различных ересей. Все же никто не ожидал и не мог представить себе, что эти люди, столь набожные, столь часто проливающие свою кровь ради Христа и как замечено, неоднократно подвергавшиеся смертельной опасности, столь часто доказавшие свою преданность в вере своей и посте, совершили такие преступления. По этим причинам мы долго нежелали слушать инсинуации и обвинения против тамплиеров. Тогда вмешателся наш дорогой сын во Христе, Филипп, прославленный король Франции. Те же самые речи о преступлениях были сообщены и ему. Он не был жаден. Он не имел никакого намерения требования или захватывать для себя что-либо у ордена тамплиеров. Он был в огне веры, так хорошо отмеченной среди его предков. Он получил так много информации, как он законно мог. Тогда, чтобы подать нам знак, он послал нам много ценной информации через своих посланников. Имелся честный рыцарь, человек благородной крови и немалой репутации в ордене, кто свидетельствовал тайно, согласно присяге, в нашем присутствии, что на его приеме, рыцарь посвящавший его, говорил, что он должен отречся от Христа, что он и сделал, в присутствии некоторых других рыцарей Храма, кроме того он плевал на распятье, предложенном к ему этим рыцарем. Свидетель также подтвердил, что он слышал, что это была общепринятая манера принятия новых членов: При посвящении человека, получающего звание рыцаря, человек отвергал Иисуса Христа, и в знак отрицания Христа, плевал на распятье предложенное ему, и совершал другие незаконные действия вопреки христианской вере, как говорил свидетель, признавшийся непосредственно в нашем присутствии. Мы были обязаны принять во внимание такие серьезные обвинения. Когда наконец до на донесся крик с настоятельными обвинениями короля Франции, а так же герцогов, баронов, другой знати, духовенства и простых людей королевства Франции и через агентов и должностных лиц, мы услышали печальный рассказ: то, что магистр, прецептор и другие члены ордена совершали и другие преступления. Это было доказано многими признаниями, аттестациями и показаниями магистра, многих прецептеров и членов ордена, в присутствии прелатов и инквизиции. Эти показания были сделаны в королевстве Франции с нашего разрешения и показаны нам и нашим коллегам. Кроме того, слухи выросли настолько, что враждебность народа против ордена и непосредственных членов его, не могла игнорироваться без серьезного скандала и при этом подрывала истинную веру. Так как мы, хотя и не достойно, представляем Христа на земле, мы полагали, что должны разрешить этот вопрос. Мы призвали к нам многих из прецептеров, священников, рыцарей и других членов ордена, тех кто имел репутацию в ордене. Они давали присягу, перед Отцом, Сыном и святым Духом; мы потребовали, в святом повиновении церкви, вызывая божественное суждение с угрозой вечного проклятия, что они будут говорить только правду. Мы указали им, что теперь они были в безопасном месте, где они могут ничего не бояться, несмотря на признания, которые они сделают. Мы желали, чтобы те признания были совершены без ущерба для них. Таким образом мы опросили семьдесят двух членов ордена. Мы разбирали их признания с нотариусом и зарегистрировали как подлинные документы, в нашем присутствии и наших коллег. После нескольких дней мы зачитали эти признания в присутствии рыцарей. Каждому была зачитана версия на его родном языке; они стояли рядом с их признаниями, явно и тайно одобряя их, поскольку они были прочитаны и правдивы.

После этого, был персональный разговор с Великим магистром и основным прецептором ордена, мы наказали, чтобы Великий магистр и главный прецептор Оутремера, Нормандии, Аквитании и Пуатье были представлены нам. Однако они, были очень больны в то время и не могли ехать на лошади и мы пришли к ним. Мы желали знать правду в целом о вопросе и засвидетельствованы ли их признания и показания, которые были сделаны в присутствии инквизиции королевства Франции и общественных нотариусов, а так же многих других хороших людей. Признания были произведены публично и были истины. Мы, в полную секретности, проводили осторожное исследование, относительно правды обвинений против них, членов ордена и против ордена непосредственно. Если имелось доказательство, оно должно было быть принесено нам; признания и показания должны были разобираться в письменной форме общественным нотариусом и представляться нам.

Кардиналы пришли чтобы видеть магистра, визитатора и прецептора лично и объяснили причину их посещения. Поскольку они и некоторые другие члены ордена были переданы для дознания церкви, пусть они будут свободно и без любого опасения, искренне говорить кардиналам правду, кардиналы наделены нашей апостольской властью, возложенной на них дабы узнать правду. Магистр, визитатор и прецептор Нормандии, Оутремера, Аквитании и Пуатье, в присутствии трех кардиналов, четырех нотариусов и многих других людей пользующихся доброй славой, приняли присягу на святом евангелие, что они будут говорить правду, явно и полностью. Они говорили один за другим, в присутствии кардиналов, без любого принуждения или опасения. Они признавали среди других вещей, что они отвергали Христа и плевали на распятье во время приема в орден Храма. Некоторые из них добавляли, что сами они приняли много братьев, используя этот обряд, а именно с отвержением Христа и плеванием на распятье. Имелись некоторые, кто признавал другие ужасные преступления и безнравственные дела. Эти признания и показания гроссмейстера, визитатора и прецептора были приняты как общественный документ четырьмя нотариусами. После нескольких дней, признания читались обвиняемым в присутствии кардиналов; каждый рыцарь получил запись на его родном языке. Они упорствовали в своих признаниях и одобрили их, явно и тайно. После этих признаний, они просили у кардиналов прощения за вышеупомянутые преступления; подобострастно и искренне, преклонив колени, они сделали свое ходатайство со многими слезами. Так как церковь никогда не отворачивается от жаждущих прощения,кардиналы представили прощение нашей властью в общепринятой форме церкви магистру, визитатору и прецептору в их ереси.
Из этих признаний, мы находим, что магистр, визитатор и прецептор Нормандии, Оутремера, Аквитании и Пуатье часто совершали серьезные нарушения, хотя некоторые из них виновны менее чем другие. Мы решили, что такие ужасные преступления не должны быть безнаказанны, это оскорбления всемогущему Богу и каждому истинно верующему. Мы созвали на совет наших коллег, чтобы решить вопрос о вышеупомянутых преступлениях и нарушениях. Это было выполнено через местные советы ординариев и других мудрых, заслуживающих доверия людей, отправленных нами для разбирательств в командории ордена; и через некоторых благоразумных людей, которых мы выбрали лично для рассмотрения дела ордена в целом. После того, как все исследования были сделаны: и ординариями, и нашими делегатами, и людьми рассматривающими дело ордена, в каждой части мира, где находился орден, эта информация очень тщательно читалась и исследовалась, нами и нашими коллегами, кардиналами святой Римской церкви благоразумными, заслуживающими доверия и Богобоязненными людьми. Это имело место в Маласене, в епархии Вайсон.

Позже мы прибыли в Вену, где уже были собраны патриархи, архиепископы, выбранные епископы, освобожденные и не-освобожденные аббаты, другие прелаты церквей, а так же поверенные отсутствующих прелатов и глав которых мы вызвали. На первом совете мы объяснили им причины для созыва совета. После этого кардиналы, все прелаты и поверенные, были собраны на совет в нашем присутствии и обсуждали, как решать вопрос о тамплиерах. Некоторые патриархи, архиепископы, епископы, освобожденные и не-освобожденные аббаты, другие прелаты церквей и поверенных из всех частей Христианского мира, были выбраны из всех прелатов и поверенных в совете. Выбор был сделан среди тех, кто был более квалифицированным, осторожным и склонным к консультации в таком важном деле и обсуждения с нами и вышеупомянутыми кардиналами. После мы провели публичные чтения по этому вопросу в присутствии прелатов и поверенных. Эти чтения происходили в течении нескольких дней, в церкови собора. Впоследствии сделанные аттестации и резюме, рассматривались и исследовались, но не в небрежной манере, а с большим вниманием, многими из наших почтенных братьев, патриархом Aquileia, архиепископами и епископами священного совета, которые были специально выбраны и присланы для этой цели и теми, кого совет выбирал очень тщательно и искренне.

Поэтому мы созывали кардиналов, патриархов, архиепископов и епископов, освобожденных и не-освобожденных аббатов, а так же прелатов и избранных советом, чтобы рассмотреть это дело, и мы спросили их, в ходе секретной консультации в нашем присутствии, что мы должны делать, беря за основу тот факт, что некоторые тамплиеры предоставляли себя для защиты их ордена. Большая часть кардиналов и почти целый совет, были твердо убеждены, что ордену нужно дать возможность защищаться самостоятельно и что это не может быть осуждено, без нарушения Божьих заветов и несправедливости. Напротив, другие сказали, что членам ордена нельзя позволить защищать их орден и что мы не должны давать разрешение для такой защиты, поскольку, если бы такая защита позволялась, имелась бы опасность для всего дела, с немалым ущербом для веры и Святой Земли. Имелся спор, задержка и откладывание решения и много различных причин были упомянуты. Действительно, хотя законный процесс против ордена до сих пор не разрешает его каноническое осуждение как еретический, чистое имя ордена было в значительной мере покрыто ересью. Кроме того, почти неопределенное число его членов, среди них: Великий магистр и главный прецептор, были осуждены в ереси, ошибках и преступлениях по их непосредственным признаниям. Эти признания делают орден, очень подозрительным, и покрытым позором, для святой церкви Бога, ее прелатов, королей и католиков вообще. Кроме того, откладывание урегулирования дела тамплиеров, по которому мы собираемся принять заключительное решение в существующем совете, будет вести, во всей вероятности, к полной потере, разрушению и упадку ордена тамплиеров.

Имелись поэтому два мнения: некоторые сказали, что решение должно быть немедленно объявлено, осуждая орден в совершенных преступлениях, а другие возразили, что слушаний против ордена, по справедливости нельзя пропускать. После долгого и зрелого обдумывания, мы решили переходить непосредственно к решению проблемы, таким образом скандал будет устранен. Мы приняли во внимание позор, подозрения, сообщения и другую информацию упомянутую против ордена, также секретный прием в орден и расхождение поведения многих из членов ордена от общего поведения и пути жизни и моралей других христиан. Мы особенно отметили, что когда посвящались новые члены, они клялись не говорить никому как проходил прием в орден и никогда не оставлять его; это создает неблагоприятные предположения. Кроме того, мы видим, что вышеупомянутое вызвало серьезный скандал против ордена, скандал, который невозможный смягчить, пока орден продолжает существовать. Мы обращаем внимание также на опасность для веры и для души, на многие ужасные преступления членов ордена и другие причины и все это привело нас к следующему решению.

Большинство кардиналов и членов совета, решило, что лучше, более целесообразно и выгодно для Бога и для сохранения в чистоте христианской веры, а так же для помощи Святой Земле и по многим другим причинам, запретить орден тамплиеров. Этот путь был найден наиболее предпочтительным. Мы так же знаем, что в других случаях Римская церковь наказывала по гораздо меньшему количеству причин чем те, что были упомянуты, без ошибки со стороны братьев. Поэтому, с грустью в соответствии с постановлением и верой Христовой, мы с одобрением священного совета запрещаем орден тамплиеров, его устав, одежды и название, в соответствии с неприкосновенным и бесконечным декретом, мы полностью запрещаем его, любой, кто с этого времени называет себя его именем, или носит его одежды, или ведет себя как тамплиер, несет автоматическую экссвязь. Кроме того, мы конфискуем все имущество и земли ордена. Мы, перед завершением священного совета, говорим, что делалось это к чести Бога, возвеличиванию христианской веры и благосостояния Святой Земли. Мы строго запрещаем всем, любому государству, вмешиваться в вопрос ордена тамплиеров. Мы запрещаем любое действие относительно них, которое нанесло бы ущерб нашему решению. Мы устанавливаем декретом, что с этого времени любая подобная попытка не имеет законной силы, сделанно ли это сознательно или по невежеству. Однако, мы не желаем умалять достоинство любых процессов, сделанных или которые будут сделаны относительно тамплиеров местными епископами и провинциальными советами, в соответствии с тем, что мы предопределили. Да будет так ...
Дано в Вене 22 марта в седьмом году нашего понтификата.

Булла Ad Providam о передаче прав и привелегий рыцарей тамплиеров ордену госпитальеров

читать дальше

Данно в Вене 2 мая в седьмом году нашего понтификата.
2 мая 1312 года

III

Булла Nuper in Concilio об условиях пеердачи прав и привелегий рыцарей тамплиеров ордену госпитальеров

читать дальше

Дано в Ливроне, епархии Валенс 16 мая в седьмом году нашего понтификата.
16 мая 1312 года


IV
Булла Licet Pridem о передаче имущества Ордена тамплиеров Ордену Иоанна Иерусалимского


читать дальше


Дано в Авиньоне 13 января в восьмом году нашего понтификата.
13 января 1313 года

23:39 

ход 55.19 октября 1307 года.Утро.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Король Франции редко писал письма собственноручно однако это послание он не доверил никому из писцов

Любезная дочь моя!
Все то о чем вы пишете мне ведомо и сколь ни печально оно но я хочу напомнить Вам что не существует иного счастья чем сознание, что мы отвечаем уделу своему.
Вы дочь короля и Ваш удел -корона.Мы не живем своей собственной
жизнью, мы живем жизнью нашего королевства и только в этом можем обрести
удовлетворение, при условии, конечно, что мы достойны нашего высокого
удела.Я выдал вас замуж отнюдь не за мужчину, а за законного наследника престола.Мы обязаны жертвовать личным для интересов государства. И этот брак должен быть залогом мира между Францией и Англией.В случае же если этот мир будет наружен то гнев Господа падет на зачинщика кровопролития - и провидение Господне найдет достаточно своих исполнителей и на Земле.

Король поставил свою подпись и позвал де Бувилля
-Отправьте это в Лондон,королеве Изабелле. немедленно.

Затем королю доложили о приходе коадьютора и канцлера.
Король и его советники прочли и обсудили отчет о следствии по делу тамплиеров подготовленный канцелярией Великого Инквизитора.
Там подробно излагались описания вещественных доказательств,обзоры документов и конфискованных писем тамплиеров и признания полученный от обвиняемых.
Король решил что 25 числа после окончания предварительного следствия магистр и приоры предстанут перед ассамблеей духовных лиц и докторов теологии из Университета,которые и вынесут окончательную теологическую оценку ереси тамплиеров - которая и будет отослана Папе вместе с материалами следствия
В конце отчета попалась справка о смертности среди подследственных - среди 156 арестованых в Тампле 37 умерли во время допросов.В справке подробно обьяснялось что к подследственым применялись обычные меры дознания допущенные законами Франции однако высокая смертность обьясняется непрочным здоровьем тамплиеров вызванным тем что они проживая в полной праздности сверх всякой меры предавались всевозможным излишествам - большинство по заключению лекарей сверх меры злоупотребляли горячительными напитками а некоторые употребляли привезенное с востока вещество "хашиш".Также практически все предавались богомерзкому пороку мужеложства несмотря на то что многие были слишком старого или наоборот весьма юного возраста.
В итоге их здоровье было столь слабым что многие умерли во время следствия.Некоторые же покончили жизнь самоубийством добровольно отправившись к дьяволу которому они продали свою душу.
Мариньи чуть заметно усмехнулся,узнав стиль хорошо известного ему отца Гюнтера- немец на службе Святого Доминика был известен своей дотошностью и педантичностью.
Позвав писца коадьютор приказал ему переписать справку и отослать ее герцогу Бургундскому вместе со свидетельством о смерти Жана Вильнева.
Затем король и его советники перешли к наиболее важному вопросу.
Они прочти и обсудили общирный отчет о имуществе конфискованом у тамплиеров.По самым скромным подсчетам (которые предстояло еще уточнять долго) общая стоимость земельных угодий,зданий,имущества и наличности перешедшей под контроль государства составляло 20 миллионов ливров.Что намного перекрыло 700тысячный государственный долг позволило платить жалование войску без задержек и вообще, очевидно, решило все финансовые сложности на много лет вперед.
А церковная утварь подаренная аббатствам и соборам обеспечила почти полную поддержку короля духовенством (даже Жиль Астелин после того как ему сунули под нос материалы дела согласился с решением короля.
Король и его советники продолжали работать с документами весь день до позднего вечера.

02:54 

ход 54.18 октября 1307 года.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Ангерран де Мариньи выскочил из королевского кабинета с несвойственной ему поспешностью и невнятно ругаясь себе под нос быстрым шагом направился к выходу из Лувра. Раздраженно отмахнувшись от слуг бросившихся открывать дверь кареты он легким для его возраста движением взгромоздился в седло (лошадь захрапела и пригнулась под его тяжестью) н нахлестывая лошадь плетью поскакал в направлении Тампля.Стражники эскорта пришпорили коней стараясь догнать его.
Примчавшись на место он спешился (слуги подхватили поводья лошади покрывшейся пеной) и быстрым шагом направился к кельям занятым доминиканцами.Ткнул пальцем в лейтенанта стражи
- вызовите отца Гюнтера фон Линдеманна в мой кабинет.И проверьте очень тщательно чтобы больше никого не было в соседних комнатах.
Через 5 минут в тампльский кабинет коадьютора (до потолка заваленный бумагами)вошел (точнее вкатился) приземистый очень толстый в коричневой доминиканской рясе,опоясанный четками.Его заплывшие жиром глаза покраснели - видно было что ему пришлось мало спать несколько ночей.Он поклонился коадьютору и заговорил с немецким акцентом.
-Ваша светлость - дознание идет усиленными темпами и я лично получил от 20 еретиков признаний по всем пунктам.
Мариньи небрежно махнул рукой показывая что это его мало волнует.
-Этого..как его...Жана Вильнева нужно допросить еще раз.Сейчас же
Доминиканец пожад плечами.
-О чем спрашивать Ваша Светлость?Он подписал все признания и в мужеложстве и ереси и в отречении от Веры Христовой.
-Допросите еще раз.Поступил донос что Вильнев был замешан в черной мессе поклонников Бафомета при которой приносились человеческие жертвы.
Немец ничем не выдал своего удивления лишь его второй подбородок чуть заметно колыхнулся от скрытого смеха
-Ваша Светлость я уверен что он подпишет и это лишь бы его не тронули.
Мариньи подошел ближе к инквизитору и сказал ему на ухо
- а теперь слушай меня внимательно,Гюнтер.После того как он подпишет признание - подвесьте его на крюк за пятое левое ребро и снимите с него всю кожу.Потом поставьте дату на допросе - завтрашнее утро.Потом вызовите лекаря и напишите в отчете что Вильнев умер после допроса от...ну лекарю виднее.
На лице доминиканца появилась кривая ухмылка и несколько раз кивнул головой.
-Не извольте беспокойться, Ваша Светлость.Бумаги будут в полном порядке.

02:26 

Ход 50. День. 14 октября 1307 года.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
После того как Монфор был водворен в свою камеру Люсон вышел в коридор Тампля и тут неожиданно его остановили двое стражников и сказал что что с ним желает побеседовать сам коадьютор.Стражники провели в одну из комнат рядом с сокровищницей.Войдя туда Люсон увидел сидящего за столом Мариньи
Тот поднял голову и мрачное выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

-Ваша Светлость... ? - Люсон не понял чем так недоволен коадьютор.

Так..слушайте вы Люсон..
- Мариньи вдруг перешел на жестко официальный тон.
сейчас Парейль доложил мне что его стражники задержали четырех человек из вашей роты пытавшихся вывезти из тампля телегу с мебелью приора иль-де-франс и восточными коврами...И они заявили что вынесли все это по вашему указанию.

-По мо-е-мууу???? *Люсон резко вскинул голову* Наглая ложь, Ваша Светлость! Никогда я такого не велел! Приказал лишь обыскать комнаты чтоб таам не спрятался кто из тамплиеров, надеющихся укрыться от возмездия. *Шарль изобразил стойку гончей, втянув живот и зря - перстень выпал... Прямо под ноги коадьютору*

Мариньи чуть вздрогнул услышав звон потом опустив руку поднял перстень красный рубин в колечке из мелких топазов.
Коадьютор наклонив голову уставился на Люсона,его ноздри чуть раздулись
- А вот это что такое?Уж не фамильный перстень ли вашего знатного рода?

*Затрясся, как осиновый лист, ноги подогнулись, Шарль падает на колени, шлем грохнулся на пол.*
-Смилуйтесь, Ваша Светлость! -Голова склонилась, длинные волосы закрыли лицо. - Черт попутал! Никогда..Ваша Светлость! детям закажу... Помилуйте...

Мариньи хлопнул левой ладонью по столу
-Вы похоже совсем рехнулись,милейший! (слово в речи коадьютора прозвучало как мерзавец).Вы уже два раза прикасались к тайнам которые стоили жизни людям куда знатнее вас!Вы и живы то до сих пор только по моей милости! Вам дали лейтенантское звание а вы думаете только о том как набить свой карман!
Вы кому служите королю или Маммоне?

-К-к-королю... -Язык заплетался, липкий пот выступил на лице. Шарля трясло, как в лихорадке. - Ваша Светлость... Нечистый попутал.. все он... Пощадите! - взвыл Люсон, чуствуя могильный холод пытошного подземелья и острый жар раскаленных клещей совсем близко от своей шкурки.

Мариньи устало поморщился.
-Ладно...сегодня такой день что я не буду сейчас заниматься этой ерундой.Вы все таки сослужили мне службу так что в счет этого будем считать что я ничего не видел - но запомните -это первый и последний раз. .Убирайтесь.

Люсон подцепил шлем, и отполз назад на коленях, бормоча что-то вроде того что век помнить будет, уж не сомневайтесь, Ваша Светлость.. псом стану служить... у самой двери с трудом поднялся, цепляясь рукой за косяк, и вывалился вон. Бледный, перепуганный.

23:05 

Ход 48. Поздний вечер 13 октября 1307 года.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Король величественным жестом отпустил закончившего доклад парижского прево Плюабуша и окинул ледяным взглядом вошедшего коадьютора.
-В чем дело Ангерран?Разве опись казны уже закончена?
Мариньи замялся что было с ним крайне редко.
-Простите Ваше Величество но...возможно случилось кое что поважнее...
- И что же?
Мариньи молча протянул королю письмо.
Лик короля всегда напоминал мраморную статую - совершенство черт в по которым нельзя было заметить ни волнения ни других чувств.Так и теперь Филипп ничем не показал своего удивления прочитав письмо.На его лице не дрогнула ни одна жилка.
-Где вы это взяли ,Ангерран?
- Вот это самое странное Ваше Величество...
Коадьютор как будто выталкивла из себя слова...
- Его нашли у арестованного командора ордена Храма
-Что? - Филипп впервые повысил голос и произнес с явным недоверием - Это письмо?У тамплиера?
Это так Ваше Величество - Мариньи склонился перед королем - Вы думаете это фальшивка?провокация?
-Нет.
Филипп прикоснулся пальцем к носу - нет это истинный почерк моей дочери.но какого черта это - у тамплиера.
-Мы выясним это Ваше Величество.Но что делать с этим предупреждением о войне.
Король долго и пристально смотрел на коадьютора не мигая.Потом произнес
- Она сейчас явно в расстроенных чувствах - я напишу ей.И я думаю что она преувеличивает то что видела от обиды на Эдуарда.Я знаю из донесений наших шпионов что Англия готовиться продолжать войну с Робертом Брюсом.
Они вряд ли захотят сейчас испытывать мощь Франции разве что захотят повторения Бувина.
-Ваше Величество - может стоит перебросить дополнительные войска в район Гиени...на всякий случай?
-Да это разумная мера предосторожности.И коль скоро теперь деньги у нас есть позаботьтесь о том чтобы жалование войскам выплачивалось точно в срок.Также напишите баронам Пуату,Тулузы и Аквитании чтобы позаботились о готовности своих вассалов к войне.
-Будет исполнено Ваше Величество.
Когда Мариньи уже выходил из кабинета король неожиданно остановил его.
-Слушайте...Я сам поговорю с этим тамплиером.Пусть его доставят в Лувр в закрытой карете под охраной не менее чем роты стражи.


21:15 

Ход 47.вечер 13 октября 1307 года.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....


Первые строки королевского циркуляра гласили: "Событие печальное,
достойное осуждения и презрения, подумать о котором страшно, попытка же
понять его вызывает ужас, явление подлое и требующее всяческого осуждения,
акт отвратительный; подлость ужасная, действительно бесчеловечная, хуже, за
пределами человеческого, стала известна нам благодаря сообщениям достойных
доверия людей и вызвала у нас глубокое удивление, заставила нас дрожать от
неподдельного ужаса..."
В пятницу утром 13 октября , что в Тампль ворвался вооруженный отряд королевских стражников во главе с канцлером Гийомом де Ногаре. Находившийся там одряхлевший великий магистр Жак де Моле и еще полторы сотни храмовников не оказали никакого сопротивления и позволили арестовать себя.
По иронии судьбы,арествованных тамплиеров разместили в их собственной тюрьме в подземельях главной башни.Сержантов и братьев-служителей согнали в большую сводчатую залу. А сановников и рыцарей разместили в одиночных камерах. Со утра они не получали пищи.
Никто не пришел к ним. Никто не объяснил причин внезапного ареста и
заключения. Время от времени они слышали шаги в переходах, звон
оружия, скрип замка, порой вдалеке - голос одного из братьев, горячо
спорящего с теми, кто его уводил. И снова наступала тишина
Тем временем наверху в зданиях тампля слуги короля развили бурную деятельность - все имущество тамплиеров собиралось и оценивалось.Король решил перенести в прекрасно укрепленный Тампль место хранения своей казны (что было несложно посколько королевская казна была почти пуста а казнохранилище тамплиеров наполнено золотом).Ногарэ
Тем временем в кварталах прилегавшим к Тамплю толпы парижан грабили и громили хозяйственные постройки принадлежащие храму-- людям хотелось отомстить тамплиерам за их суровость и спесь. Толпа пускалась в погоню за
теми, кто пытался бежать, ловила их, избивала и жалких, истерзанных вручала
королевским прево
Люсон приблизившийся к Тамплю знал что сейчас практически всех высших королевских чиновников можно было найти именно там.Замок напоминал разворошенный муравейник.У входа он увидел Алена де Парейля- тот,пригнувшись с седла отдавал какие то указания капитанам лучников.Стоявщие у входа стражники пропустили Люсона внутрь сказав что коадьютор проводит ревизию казны Тампля.Люсон прошел по коридору где стражники буквально стояли на каждом шагу и остановился у массивного каменного свода предварявшего вход сокровищицу - туда и сюда сновали писцы и легисты с какими-то пергаментами.
Коадьютор появился из боковой двери,его роскошная одежда была засыпана пылью на лице написана усталость и недовольство человека оторванного от срочного дела.
Он перемолвился парой слов с входившим в сокровищницу Раулем де Прелем и удивленно покосился на Люсона -
- А ты то как тут оказался?

Ваша Светлость.. -Люсон склонил голову... - Гийом де Монфор в Шатлэ. При обыске находящегося при нем нашли письмо. - Солдат запнулся и глазами показал в сторону.

Мариньи удивленно взглянул на Люсона и повернувшись к писцам повелительно указал им продолжать работу а сам зашел в небольшую комнату справа указав лейтенанту следовать за ним.
-Что за письмо? - спросил коадьютор когда дверь захлопнулась.

Люсон молча подал распечатаное письмо.
-Оттиск печати мне неизвесте, но... первая строка уже весьма любопытна.

Мариньи взяв свиток и нахмурился уже увидев обращение.
По мере того как коадьютор скользил взглядом по строчкам его глаза все более округлялись - лейтенант впервые видел Мариньи таким удивленным.
Дочитав письмо и быстро сунув его в карман он подозрительно посмотрел на Люсона
- ты прочитал это?

-Я не осмелился, Ваша Светлость. - Люсон отвел глаза. - По первым словам ясно что пишет сама королева Англии, дочь кхм... - склонил голову набок. Мол и так все знают, чья дочь.

Ну ладно если так... - по лицу Мариньи трудно было понять поверил он Люсону или нет но видно было что мысли коадьютора где то очень далеко.
-Ты должен забыть что вообще это видел.

-Слушаюсь, Ваша Светлость. - Поклонился.

Так. - продолжил Мариньи
- раз ты тут - мы решили усилить охрану Тампля на ночь - твоя рота будет охранять восточные ворота.Переведи всех сюда а северную заставу оставь на попечение городской стражи.Еще - Монфора перевести сюда в одиночку под главной башней - туда же где и магистр.Все.
Мариньи быстро вышел из комнаты и Люсон услышал его крик -Рауль остаешься тут за меня!Подсчитать все до последнего ливра! эй,вы там лентяи,мою карету к входу!Быстро!

Люсон поспешил исполнять приказание. Расставляя стражников, он тем не менее, оставил при себе восьмерых из своего прежнего отряда. Четверо ушли в ночь с приказом привести из Шатлэ де Монфора, а еще четверо вместе с лейтенантом зачем-то начали обшаривать помещения, куда еще не добрались люди Мариньи.

15:39 

Ход 44 . Париж. 7 октября 1307 года

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Послание короля Франции Филиппа IV гранд-магистру Ордена Святого Иоанна Фульку де Вилларе.




Ваше Преосвященство!
Король Франции выражает свое почтение древнему ордену св Иоанна и намерен оказать
всяческую поддержку в готовящейся операции по освобождению острова Родос от турок.
В последнее время когда многие так называемые крестоносцы не скрываясь отреклись от дела борьбы с магометанами и предпочитают отсиживаться дома прикрывая плащом со знаком святого Креста накопленные мешки с золотом - поистине Божьим Знаком будет победа на Родосе которая может положить начало новому наступлению Христова Воинства в направлении Святой Земли
Далее - королевство Франция направит в поддержку войск ордена св Иоанна ополчение французских сеньоров причем никому из желающих присоединиться к крестовому похожу французская власть не будет препятствовать.
В знак особого внимания оказываемого короной Франции этому похожу возглавлять французское рыцарство на службе ордена св. Иоанна будет старший сын короля принц Людовик Наваррский.
Кроме того король Франции намерен оказать финансовую поддержку ордену св Иоанна в форме передачи ему земель и владений на Кипре а также в других местах.Король Франции просит Магистра де Вилларе прибыть в Париж для обсуждения всех условий оказываемой помощи.

7 октября 1307 года Р. Х.


20:12 

ход 42.Авиньон.утро 7 октября 1307

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Утром 7 октября 1307 года Ангерран де Мариньи вступил в Авиньон с целой армией из пяти тысяч лучников собранных со всего восточного лангендока и Нимского бальяжа.Длиннай колонна войск поблескивая железом спускалась с холмов окружающих авиньон напоминая металлическую змею - во главе шел отряд рыцарей барона де Монтпелье а в середине колонны сотня королевских стражников ехала плотным строем окружив карету коадьютора.Отряды лучников окружили город кольцом,заменив местную стражу на дорогах и мостах.
Слуги и охрана коадьютора разместились в отеле принадлежавшем короне (заняв его весь и выгнав оттуда посла который вынужден был переехать в частный дом.)
Днем Мариньи явился во дворец Папы и потребовал аудиенции.

С некоторым беспокойством Клемент выглянул за окно. сухая рука чуть взметнулась, призывая слугу. Несколько слов, тихий шёпот. Слуга исчезает. Лишь лёгкое движение намечается за портьерами после его ухода, да енсколько монахов-стражей лёгким шагом вошли в зал, останавливаясь позади кресла папы.

А тем временем на заднем дворе резиденции наблюдалась лёгкая суета. - Всадник снаряжался в дорогу. Несколько минут - и гнедой конь унёс его прочь..лишь лёгкие облачка пыли напоминали о его пути. Да и те скоро осели.

Ангерран де Мариньи вошел в тронную залу величественной поступью высоко подняв голову и не удостоив даже взглядом стоящих у двери монахов.
По по губам коадьютора скользнула легкая усмешка когда он увидел монахов стоящих их за троном но затем он снова придал лицу невозмутимое выражение переведя взгляд на Климента.
Подойдя к трону Марьньи грузно опустился на одно колено и наклонился к высохшей кисти первосвященника сделав вид что целует перстень но остановился не прикоснувшись к перстню губами и тут же встал.Заговорил медленно и внушительно
-Я прибыл сюда,Ваше Святейшество, с важным посланием от Его Величества короля Франции...и его не зачем слышать посторонним.
тут Мариньи сделал чуть заметный жест в сторону стражей.

- Идите, - папа махнул рукой в сторону монахов. Тускло сверкнул перстень на загнутом указательном пальце. Стражи у двери бесшумно скрылись в проёме. сухо щёлкнул замок. Монахи же позади кресла - остались на месте.
- Говорите, - глаза Клесена чуть усмехались, когда взгляд коснулся Мариньи.

Коадьютор чуть заметно пожал плечами.Затем не дожидаясь приглашения садиться придвинул к себе стул стоявший рядом с письменным столиком и непринужденно развалился на нем.
Затем открыл свой мешок с бумагами и достал несколько свитков и начал глядя на свитки а не на Климента.
-Во первых...Король приказал мне напомнить вам что архиепископство Санское до сих пор ожидает инвеституры после смерти бывшего архиепископа.В связи с чем Его Величество полагает необходимым отдать эту епархию наиболее достойному из местных прелатов - канонику Собора Парижской Богоматери Жану де Мариньи и предлагает вам утвердить его в этом сане как можно скорее.
Сам каноник прибыл в Авиньон вместе со мной и ожидает вашего благословения.

Сухие пальцы папы сцепились в замок.
- Это всё?

Второе - так же спокойно продолжал коадьютор - Король приказал мне уведомить вас что Жиль де Астелин пока занимающий пост архиепископа Нарбоннского освобожден от должности хранителя печати Франции в связи с тем что
инквизиция Франции начала расследование деятельности Жиля де Астелина в связи с участившимися случаями симонии и непотизма в его епархии. Особенного внимания заслуживают данные что означенный де Астелин незаконно раздавал церковные сеньории своим родственникам.В связи с чем Его Величество предлагает вам рассмотреть вопрос о новой кандидатуре архиепископа Нарбоннского.
Подчеркнув слово "непотизм" Мариньи поднял голову и внимательно посмотрел в глаза Клименту

Губы папы чуть изогнулись.
- Передай своему(особо выделил это слово) королю, что первое предложение не имеет под собой оснований потому как кандидатуру на пост архиепископа Санского я уже подобрал.
Второе. С каких это пор король занимается церковными делами? - глаза мужчины сощурились. - Передайте ему мое неудовольствие и уведомите так-же, что расследование о Жиле де Астелине я беру в свои руки. Вы свободны, - чуть взмахнул рукой.

Третье - Мариньи демонстративно не обратил внимание на жест Папы и говорил медленно и четко как будто диктуя писцам - Король приказал мне уведомить вас о результатах расследования проведенного по приказу великого инквизитора Франции Гийома Эмбера по делу...- тут коадьютор сделал многозначительную паузу - бывшего приора Тулузского Этьена де Флойрана.

- И каковы же они?

Этьен де Флойран признался что в тулузском командорстве ордена тамплиеров свили гнездо еретики альбигойского толка.
Которые проводят тайные ритуалы в ходе которых новички вступающие в орден принуждаются к отречении от веры в господа нашего Иисуса Христа и поклонению идолу с кошачьей головой носящего имя Бафомет а также -Мариньи изобразил на лице отвращение- понуждаются к совершению актов мужеложства.


- Что ж. Весьма похвальное рвение со стороны Эмбера. Надеюсь, Этьена уже устранили от руководства?

Де Флойран сидит в тюрьме - кивнул Мариньи - но собранный Эмбером материал позволяет предполагать что нити еретического заговора не ограничиваются графством Тулузским а тянутся выше...намного выше...

Кивнул:
- Вижу, и это дело придётся взять в свои руки. Передайте это Эмберу. В самом скорем времени я пришлю своих дознателей.

Далее - Мариньи наклонил голову,его короткие ноздри начали раздуваться, Король приказал напомнить Вашему Святейшеству что дело о смерти Папы Целестина так и не получило законного разрешения и что несмотря на смерть Бонифация (-коадьютор демонстративно опустил титул перед именем бывшего Папы-) подозрения в том что он приложил руки к делу смерти Целестина еще не сняты..и что духовенство Франции имеет потребовать созыва Вселенского Собора для судебного разрешения.Первосвященник совершивший преступление может быть проклят Собором посмертно.И в таком случае может быть под вопросом легитимность статуса кардиналов возведенных в конклав Бонифацием
Мариньи встал,сделал шаг вперед, и мрачно посмотрел на Климента в упор.

Папа склонил голову.
- Передайте королю то, что я сказал.

Мариньи резко развернулся и вышел из залы.
не задерживаясь прошел по коридорам.Выйдя на улицу он оттолкнул слугу открывавшего дверцу кареты прошел мимо нее.Неожиданно сильным движением вскочил в седло одного из коней стражи.Скакун захрапев, присел под столь тяжким грузом.Мариньи пришпорил коня и рысью поскакал к выходу.
Вернувшись в отель он повелительным голосом обратился к брату - подготовьте легкую карету и запасных лошадей для поездки в Париж.
Как - ахнул Жан - разве мы не собирались остаться здесь на неделю?
Ты - остаешься - не глядя на него бросил коадьютор - а я еду в Париж мне надо быть там к утру 13 октября.Выезжаю сегодня же вечером.
А пока - вызовите в отель кардиналов от Франции.Всех кто сейчас в Авиньоне.Даже де Бредоля.

Папа усмехнулся вслед Мариньи. Подозвал слугу и вручил ему небольшой пакет. Тот бесшумно удалился.
Во второй раз за сегодняшний день посланник погонял лошадей, торопясь в Париж.
Клемент устало прикрыл глаза. Закатное солнце золотило одеяние...предстояло трудное время.

04:22 

Ход 32. Париж. Казармы королевской стражи.Утро. 4 октября 1307

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Когда Ангерран де Мариньи и Ален де Парейль вышли из Лувра после королевской аудиенции, капитан лучников уже было направился в казармы.Неожиданно коадьютор окликнул его, как будто вспомнив что то.
-Аллен...послушай-ка...этот как его..Люсон..сейчас в казарме?
-Я полагаю, да. - ответствовал де Парейль
-Хорошо. Поедем вместе в казармы. Вызови его к себе.
-Хм....- пробормотал Парейль.

Коадьютор был нечастым гостем в казармах стражи, но теперь все было иначе и обстоятельства требовали нетрадиционных решений. Через некоторое время новоиспеченному лейтенанту Люсону сообщили, что он должен явиться в угловую караульную комнату, где капитан де Парейль обычно отдавал приказы стражникам.
Зайдя в комнату Люсон обнаружил, что де Парейля там нет, а в капитанском кресле, отодвинув стол в сторону, сидит Ангерран де Мариньи. Увидев бывшего сержанта, он кивнул головой и показал тому на табурет.

Люсон коротко склонил голову, но остался стоять. Со времени их последней встречи стражник изменился. Наблюдательный взгляд мог бы отметить обновленные ножны, сапоги, одежду с некоторой претензией на состоятельность. И в глазах взамен затравленого "я-человек-бедный-но-верный" появился блеск. Нечто вроде охотничьего азарта.
-Прибыл по приказу Вашей Светлости. - четко, но с некоторым достоинством отрапортовал Люсон.

- Вот что, Люсон. - начал Мариньи. - Твоей роте будет доверено выполнение особой миссии, особо важной для того же дела, в котором тебе уже довелось отличиться.
Коадьютор испытующе посмотрел в глаза лейтенанту.

Люсон изобразил желание перевернуть небо и землю ради того, чтобы выполнить задание. Мысленно он прикинул сколько еще ссыпется в его необъятный сундук. "Лев и кастрюля" дал поразительно мало. Собственно Вареный не так уж был и нужен мессиру, но вот беда: новоиспеченный лейтенант задолжал бедняге-трактирщику аж целых пять ливров и делиться не хотелось. Роже Вареный обживал угол в Шатлэ, а Шарль пропил все прихваченое в "Кастрюле" за три дня, да хватило еще на ножны с красивой перевязью.
-Я готов выполнить его, Ваша Светлость.

Коадьютор чуть заметно усмехнулся, видимо обратив внимание на изменившиеся манеры Люсона.
- Так..ты нормандец...? в Сен-Плиссе был когда-нибудь?

-Я родился и вырос в нем, Ваша Светлость. - чуть смутился Люсон. - Там до сих пор живут мой брат и три сестры.
"Сен-Плисс? Вот ведь, судьба выкручивает. Хоть не рыцарем, но все равно... Ох и обзавидуется Поль! Все ему припомню" На лице появилось заинтересованное..очень заинтересованное выражение.

Коадьютор чуть заметно пожал плечами словно говоря, "не обязан я помнить место рождения каждого стражника".
- Итак ты отправишься в Сен-Плисс во главе своей роты. Твоей официальной миссией будет охрана посланца короля к приору тамплиеров Нормандии.Письменный приказ получишь вечером у де Парейля - рота должна быть готова к отправке завтра рано утром.

-Слушаюсь, Ваша Светлость! - деревянно отлаял лейтенант. - разрешите идти?

Мариньи покосился на лейтнанта как на кретина и сделал неопределенный жест рукой - мол, стой на месте.

Люсон приподнял бровь, дескать что ж еще?

- Так вот...охрана это - официальная миссия. - коадьютор подчеркнул слово "официальная" - и с ней справился бы и любой другой. А вот ты, Люсон...выбран мной для этой миссии потому, что возможно там тебе придется столкнуться с другими людьми из тех, кого тебе удалось столь удачно арестовать.

Люсон напрягся. Голова чуть склонилась вправо, стражник напоминал сейчас гончую, которая уже почуяла след и готова сорваться стрелой вслед за оленем по осеннему лесу. "Не олень! - мысленно одернул он себя. - не олень. Лисица, что таскает кур. Хитрая рыжая тварь, путающая следы. А рыжая..потому что золотая..."

- Скорее всего, они захотят повторить что-то наподобии того, что им не удалось сделать в Париже...А тебе предстоит снова воспрепятьствовать им.
Если ты преуспеешь и там, - Мариньи сделал многозначительную паузу, - сможешь заслужить пояс и шпоры....

-Ваша Светлость... - Люсон хлопал глазами, потеряв дар речи от последних слов коадьютора. - Приложу все усилия, Ваша Светлость! - гончая уже мысленно впивалась клыками, предвкушая хозяйскую похвалу. Лейтенант резко склонил голову, а правая ладонь железно грохнула по латам, прижатая к сердцу. Месть братцу отходила на второй план. Пояс и шпоры! Рыцарство.. герб... богатство... замок..??? А что..ежели удастся - их у короля будет не счесть. Ободрать со стен тамплиерские тряпки и все.

Мариньи еще раз кивнул, затем встал и направился мимо Люсона к выходу.
У двери слегка повернул голову:
- Удачи, лейтенант. - и сказав это, вышел в коридор, оставив Люсона одного в комнате.

Шарль медленно опустил руку и выпрямился. Левая сжалась в кулак и стукнула по навершию эфеса.
-Ну, Ваша Светлость... Ну только не обманите.... Уж вы узнаете, кто такой Шарль Люсон! - медленно, но решительно произнес он. лейтенант покинул комнату вслед за Мариньи и словно на крыльях полетел в казармы. Через некоторое, весьма непродолжительное, время там начались хлопоты. Солдаты собирали ротное имущество, во двор вытащили две телеги под него. Слышался густой бас сержанта Тенье и резкие выкрики маленького злющего сержанта Трюффо... Несколько человек отправились в погреба за провизией. Рота готовилась к походу.

19:53 

Ход 31.Париж. Лувр. Раннее утро 4 октября 1307.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
С утра королевские жезлоносцы подняли на ноги сразу трех человек в разных частях Парижа - Юга де Бувилля в Лувре, Алена де Парейля в казармах королевской стражи и Гийома де Ногарэ в его особняке. Всем им было указано немедленно явиться к королю.
К их удивлению им указали не на двери королевского кабинета, а провели в небольшую комнату рядом. Войдя в комнату, они оказались лицом к лицу с королем Франции. Филипп Железный сидел в кресле у окна, подперев рукой подбородок.
Справа, у небольшого письменного столика, обычно предназначавшегося для писца,сидел сам коадьютор Франции и что-то быстро записывал. Когда хлопнула дверь, Мариньи поднял голову и слегка усмехнулся, заметив ошарашенное выражение лица сонного Бувилля. Король кивком приветствовал прибывших. Мариньи поднялся со стула и начал говорить:
- Мессиры! Вам известно, что вскоре нам надлежит выполнить решение совета от 23 числа прошлого месяца . Для того, чтобы в процессе исполнения не возникло никаких нежелательных неожиданностей, следует усилить принять меры для повышения безопасности государственной власти и в особенности усилить охрану Его Величества.

Филипп, уже 20 лет повелевавший страной, без всякого выражения глядел сквозь вытянувшихся перед ним слуг. Он никогда не моргал и эта привычка часто пугала незнакомых с ним людей. Король жестом прервал тираду коадьютора и заговорил сам,медленно и четко как будто выделяя каждое слово:
- Первое.Вы, де Парейль, должны сформировать из подчиненной королевской стражи особую роту, отобрав туда лучших из лучших воинов, доказавших на деле свою дисциплинированность и преданность короне и желательно, имеющих боевой опыт.
Эта рота будет расквартирована непосредственно в Лувре (не в казармах).Каждый солдат там будет получать сержантское жалование, а командиры будут рыцарями. Постоянно один взвод будет обеспечивать мою личную охрану, находясь в комнатах дворца рядом с кабинетом и опочивальней. Днем и ночью в две смены.

Де Парейль поднял бровь - такого он явно не ожидал.

- Далее, - так же глядя сквозь него продолжал король. - Вы сформируете новый полк стражи из отборных воинов армий, расположенных на германской и южной границах.Следует указать капитанам каждого гарнизона отобрать лучших людей. Из каждой роты должно быть отобрано 2-4 кандидата - это даст возможность собрать полк в 1000 копий.Этот полк возьмет на себя охрану всего комплекса Ситэ.

- Будет исполнено, Ваше Величество.- склонил голову де Парейль.

- Теперь Вы, Бувилль, - король ткнул пальцем в первого камергера. - В лувре необходимо навести порядок. Купцы больше не будут иметь права торговать в Гостиной Галерее. Сегодня же вы проследите, чтобы они убрались оттуда. Комнаты рядом с галереей будут заняты охраной. Следует исключить проникновение во дворец посторонних. Вы также составите список всех, кто имеет право на постоянный доступ в Лувр - придворных и обслугу дворца. Каждому выдать пергамент с его именем и не впускать никого без разрешения. Вдвое участить проверки королевской трапезной - склады провизии должны хорошо охраняться круглые сутки и слуг, переносящих провизию к кухне и по дворцу должна сопровождать стража. Это и Вас касается, де Парейль. Блюда и особенно вина, идущие на королевский стол, кравчие должны пробовать два раза. Также проверьте всех тех, кто занимается поставкой продуктов во дворец на благонадежность.Тех, кто выполнял какие-то заказы для тамлиеров необходимо заменить.Вам понятно?

Юг де Бувилль усердно закивал - до него еще не дошел смысл требований, но он был готов выполнять любой приказ короля.

- Далее, - Филипп повернулся к Ногарэ. - Подготовьте указ о том, что каждый кто замешан в заговоре против здоровья и жизни короля, будет приговорен по суду к колесованию и сожжению заживо, если то простолюдин и четвертованию, окажись он дворянином.А Вы, Бувилль, доведите текст приказа до каждого из слуг и поставщиков и укажите им, что казнены будут не только виновные, но и их семьи.

Бувилль захлопал глазами.

- Идите и выполняйте. - король отослал камергера.

Коадьютор и канцлер быстро переглянулись - на их памяти король не произносил столь длинных речей примерно с год.

Филипп продолжал:
- Так же должна быть усилена охрана каждого из вас, мессиры... Ну за Вас, де Парейль, я не беспокоюсь - Вы постоянно будете здесь, но Вы, - он обвел взглядом Ногарэ и Мариньи, - должны принять те же меры в своих особняках, что и у меня во дворце.Постоянно держите при себе не менее роты охраны, из них взвод в постоянной готовности рядом с собой. При поездках не останавливайтесь нигде, кроме домов местных прево и бальи и пользуйтесь их запасами.

Король потер нос и повернулся к коадьютору.
- Теперь Вы, Мариньи. Оставьте все дела на де Преля и других легистов и выезжайте в Рим. Прибудете туда числа 8-9. Начните переговоры с Папой - во-первых, по поводу Собора, который должен разобрать дело Бонифация.Во-вторых, по поводу инвеституры Санского Архиепископства - пусть это место займет ваш брат.
В-третьих, по поводу Нарбоннской инвеституры - де Астелин должен быть освобожден от этой должности. Можете также изложить итоги расследования по делу Флойрана, но не углубляйтесь в другие аспекты этого вопроса.И таким образом ждите 13 числа.Тогда и немедленно явитесь к Папе и изложите ему все то что мы с вами обсудили.

Мариньи понимающе хмыкнул.

Король отвернулся к окну:

- Теперь вы можете идти..кроме Вас, Ногарэ...я должен поговорить с Вами лично.

21:48 

Ход 21.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Заседание Малого королевского совета 23 сентября 1307 года
участники
Филипп IV
Карл Валуа
Людовик Д'Эвре

Жиль Астелин Архиепископ Нарбоннский, хранитель печати
Ангерран де Мариньи,коадьютор
Гийом де Ногарэ,канцлер
Гийом Эмбер,великий инквизитор

17:47 

Ход 10.Париж.Особняк Мариньи на улице Фоссе-Сен-Жермен. 9 сентября 1307 года. День.

Angerran
Хорошая мыслЯ - приходит опослЯ....
Особняк на улице Фоссе-Сен-Жермен меньше всего походил на жилище частного лица, скорее он напоминал министерство: огромные залы, массивная мебель, массивные канделябры, толстые ковры, тяжелые портьеры - все это было прочно, крепко, рассчитано на многие годы. Целая армия слуг поддерживала в доме порядок.
Ангеррану де Мариньи читавшему последние донесения прево из Бретани доложили о приезде гонца от Алена де Парейля.Представ перед правителем государства, гонец низко склонившисть протянул Мариньи рапорт. Так как послание не было запечатано, то Мариньи прочел его с большим вниманием, и на его лице не дрогнул ни один мускул.
Мариньи взял со стола колокольчик и позвонил.
- Живо пришли кого нибудь чтобы записывать и двух жезлоносцев.
Вскоре, когда коадьютор закончил диктовать жезлоносцы стремительно вбежали в залу, держа в руках жезлы с традиционной лилией. Мариньи повелительно обратился к ним:
- Ты - отнесешь это письмо мессиру Алэну де Парейлю,он, должно быть,находится сейчас в Лувре.
А ты отнесешь этот приказ в городскую ратушу прево Парижа Жану Плуабушу.

Еще через час и королевская стража и парижская полиция получили розыскную ориентировку на срочный поиск человека по словесному портрету описанному в рапорте Люсона.

главная